Некоторые методологические аспекты познания финансово-правовых явлений.

Аннотация

В статье рассматривается содержание методологии исследовательской деятельности применительно к объектам финансового права, раскрывается понятие методологии, его специфика в сфере финансового права. Раскрывается особенность общенаучных и философских методов познания, указывается особенность их применения в исследовании финансово-правовых объектов. Показана обусловленность потребностями общества целей и содержания исследования финансового права.

Ключевые слова

Методология, познание, общество, принципы, истина, практика, анализ, синтез, обобщение, материализм, идеализм, диалектика, системный метод, интуиция, финансовое право.

Научное исследование чаще всего начинается тогда, когда появляется задача построения мысленной модели об определенном изучаемом объекте, каковым, например, может быть налог, бюджет или другое финансовое явление в целях его правового обеспечения. Задача исследователя состоит в том, чтобы увидеть определенные свойства и признаки, присущие объектам познания, некие основы их устройства, их содержательные элементы и взаимосвязь их между собой, основы (причины) их существования и изменения. Полученные данные перерабатываются в виде информационной модели или сформулированного правила функционирования объекта познания.[1] Итоговая идеальная по форме модель или выявленная последовательность в виде правила используются при изучении аналогичных объектов и в практической деятельности. Например, выявленная внутренняя структура существенных элементов налога позволяет определить правовой режим их изменения для оптимизации всего механизма налогообложения.

Любое познание как вид осмысленной деятельности имеет свою цель, которая, как правило, определяется либо обычной любознательностью, либо уже сформированными практическими потребностями. В финансовом праве такой потребностью может быть принятие таких правовых законов, регулирующих финансовые отношения, которые в максимальной степени будут соответствовать развитию общества как целостного организма. Следовательно, цель исследования должна быть сконцентрирована на выявлении внутренних и внешних факторов, которые обусловливают максимальный учет особенностей регулируемых правом отношений, и на отражении полученных данных в процессе разработки и принятия соответствующих законов, обеспечивающих решение социальных вопросов. Не будет большим открытием мысль о том, что многие научные знания, в том числе правовые знания, имеют признак социальной обусловленности, порождены состоянием общества и его проблемами.

Таким образом, исследователь в сфере анализа финансово-правовых явлений при формулировании цели познания обязан последовательно отразить ряд ее элементов. Ему предстоит сформулировать потребности развития общества, государства или указать определенную социально значимую проблему, ради решения которой необходимо внести изменения в существующий правовой режим функционирования той или иной группы финансовых отношений и зафиксировать их в форме законопроекта. Конечная задача исследования в финансовом праве должна быть связана с решением определенных потребностей общества, и сам анализ финансово-правовых объектов должен быть направлен на обеспечение таковых потребностей. Это связано с тем, что сами по себе финансы и право как способ их оформления являются лишь средством, но не конечной целью. Главным критерием истинности проведенного исследования в сфере финансового права выступает практика, показатели степени решения с помощью совершенствования финансово-правовых механизмов значимых социальных проблем. Только в этом случае истина и право, отраженное в законе, могут совпадать. Таким образом, цель финансово-правовых исследований должна формироваться с учетом полученных знаний об обществе, его закономерностях изменения и развития. В этом случае алгоритм исследования предполагает формулирование цели, затем ее реализацию в форме комплекса знаний об объекте, в форме информационной его модели, а далее определение путей объективации полученных знаний, внедрение их в практику.[2]



И еще необходимо помнить, что нравственное начало должно иметь приоритет перед практикой, направленной на увеличение прибыли, обеспечение потребностей тела. Известный классик в сфере философии права П.И. Новгородцев еще в начале XX века писал: «Усердная работа специалистов продолжает быть полезной для практики, но высокий нравственный авторитет юриспруденции утрачен».[3]

Для достижения поставленной цели применяют различные методы и подходы, именуемые методологией. Интересно, что почти в каждой диссертации по финансовому праву дается ссылка на использование в процессе исследования общенаучных и специальных методов исследования. Однако не всегда раскрывается их смысл, особенности их использования, а потому и степень проникновения самих методов в содержание анализа может быть проблематичной.



Без уяснения и правильного использования методологии познания финансово-правовых механизмов можно получить лишь фрагментарные знания о финансово-правовых явлениях. Самое большее, что можно увидеть в результате применения методов в ряде правовых исследований - это разработку «целостной системы норм в их функциональном единстве»,[4] без выхода на конечные результаты. Это будет ступень грамотной юридизации общественных отношений. Однако степень проникновения самих методов в содержание анализа может быть проблематичной. Важно получить результат в показателях социального развития, от решения которых юрист не может отмахиваться.

Определенным недостатком применения методологии в теории финансового права можно назвать то, что методы познания не всегда используются в системном виде, комплексно, а сами методы познания присутствуют в тексте исследования лишь по названию, в отрыве от способов их применения на практике. Есть случаи, когда в основу берется какой-либо один метод, да и то применяется непоследовательно.[5] На самом деле все методы познания связаны между собой так, что последовательное применение одного из них требует включение других методов для получения целостной картины исследования. Так, метод диалектики предполагает учет других методов, базирующихся на философской основе. Поэтому важно включать в систему правового научного инструментария познания финансово-правовых явлений основные методы философии. Своего рода особенностью научных исследований, посвященных определенной конкретной правовой тематике, является то, что методологические вопросы в процессе самого исследования, как правило, четко не выделяются, но всегда предопределяют результат исследования объектов.

В организации исследовательской деятельности в сфере финансового права пока что отмечается некоторый отрыв разработанной в науке методологии от внедрения ее в практику исследовательской работы, отмечается низкий уровень методологической культуры. Возможно, поэтому в ряде случаев присутствует некий шаблонизированный подход в построении исследований, а результаты их легко можно предположить еще до того, как исследование завершено. Определенную пользу при этом приносят образцы ранее проведенных исследований, если они были востребованы в процессе осуществления новых изысканий. При условии наличия высоконаучного образца, его продолжение также имеет научную ценность для общества. Такой метод можно назвать «исследование по аналогичному образцу». Им овладевает большинство людей не только в науке, но и в быту.

Методология познания позволяет определить, куда следует двигаться, как достигать поставленной цели, что обеспечивает достаточную глубину исследования, его направленность на практику и учет реальных потребностей общества. Конечной целью методологического обеспечения научных исследований является познание истины, формирование системы объективных знаний о предмете исследования, рассматриваемом как целостное явление.

Методология есть особая призма воззрения на изучаемый объект, одновременно представляет собой специальные приемы познания.[6] Методология теории финансового права есть последовательный анализ основных научных методов применительно к финансово-правовым объектам, а также к сложившейся системе знаний об этих объектах. Методология в исследовательской деятельности получает свое закрепление в теории и представляет собой концептуально обоснованную теоретическую основу, определяющую набор способов и приемов познания объекта[7] и особенностей воздействия на него. По мнению А.Б. Венгерова, - «методология представляет собой систему методов, набор способов и приемов исследовательской деятельности, знания о них».[8]

В основе понятия «методология» находится понятие «метод», под которым М.Н. Марченко понимает «прием и способ изучения реальной действительности и получения о ней объективных знаний»,[9] а также способ упорядочения полученных знаний.[10] Любой метод научного познания выступает алгоритмом (последовательностью) работы мысли исследователя при изучении объектов познания.

Содержательной частью процесса познания являются три его взаимосвязанных между собой аспекта: онтологический, эпистемологический и гносеологический. Каждый из них имеет свои цели и задачи. Онтологический аспект познания предполагает получение знаний о внешнем мире. В сфере финансового права он нацелен на получение знаний о финансовом законодательстве и практике его применения. В большинстве своем труды в сфере финансового права есть онтологические. Систематизация полученных знаний есть реализация эпистемологического аспекта познания. В случае выработки знаний о самом процессе познания, формирования мышления самого исследователя будет реализовываться гносеологический аспект познания. Поскольку все три аспекта познания неразделимы друг от друга, то методология исследовательской деятельности предполагает работу всех трех аспектов.

В науке имеются и другие подходы к пониманию гносеологии в соотношении с эпистемологией и методологией, на что указывает известный ученый в вопросах методологии финансового права К.С. Бельский.[11] Возможно толкование методологии как гносеологии в широком его понимании. Мы поддерживаем позицию профессора К.С. Бельского о том, что методология в первую очередь рассматривает не знания как таковые, не познавательные способности субъекта, добывающие эти знания, а методы и средства их получения. [12]

Для финансового права, как и для других направлений в праве, в качестве системы методологических оснований исследовательской деятельности выступает теория государства и права, поскольку она в комплексе содержит достаточный инструментарий адаптированных подходов к анализу финансово-правовых явлений. В свою очередь, методологией теории государства и права является система общенаучных методов познания, разрабатываемых философией, другими социальными науками. Роль теории государства и права для целей развития науки и отрасли финансового права, наряду с прочими моментами, заключается в том, что она обеспечивает включение финансового права как подсистемы в общую систему национального права. Правильное применение теории государства и права также обеспечивает решение вопроса о конечной цели финансово-правового исследования, поскольку позволяет увидеть систему полученных финансово-правовых знаний как подсистему правовых знаний в целом, которая, в свою очередь, выступает подсистемой знаний о государстве и обществе. Складывающаяся в итоге иерархия целей в исследовательской деятельности есть также один из важных элементов методологии исследования.

Учет достижений теории государства и права позволяет найти правильные подходы к решению проблемы соотношения объективных социальных закономерностей и правовых законов, например, в сфере финансового права. Если юридический закон произвольно определяет формы и порядок жизнедеятельности, то он просто вреден. Если юридические законы не будут учитывать потребностей общества, закономерностей его жизнедеятельности, то такие законы не будут востребованы в обществе, и люди будут искать способы обойти такие законы. Вместе с тем хороший закон позволяет не только решать проблемы упорядоченности в обществе, но делает лучше это общество, избавляя его от вредных стереотипов, правил и практики. Поэтому в процессе исследования имеет смысл всегда учитывать вопрос о том, насколько потребности общества учитываются в законотворческой деятельности по регулированию финансовых отношений, насколько они отвечают интересам населения. Кроме того, необходимо решать вопрос о включении в каждый закон механизмов по реализации конституционных положений, обеспечивающих права и свободы человека и гражданина, а также решение вопросов национальной и личностной безопасности. С точки зрения методологии законотворческой деятельности следует просчитывать системные последствия каждого принимаемого закона, выявлять положительное и отрицательное влияние его на состояние и перспективы развития общества.

Сложный механизм законотворческого процесса может допускать в различных формах и объемах реальные запросы отдельных слоев общества. Лоббирующие механизмы в законотворческой деятельности очень часто обеспечивают потребности корпораций, политических группировок, даже отдельных территорий страны в ущерб интересам других территорий, но не гармоничное целостное развитие общества. Решить эту проблему мог бы разработанный на длительную перспективу план законопроектных работ, учитывающий стратегические потребности общества и его закономерности, в котором можно было бы заложить не только проблематику, но принципиальные характеристики содержания законов.

Следует разработать определенные критерии учета реальных потребностей общества, критерии оценки любой законодательной инициативы, чтобы не было оснований отказаться от нее по субъективным признакам и независимо от того, кто внес законопроект. Необходимо также установить ответственность персоналий за некачественную работу по принятию законов, за протаскивание положений, выгодных лишь тем, кто проплатил это дело. Важно, чтобы в самом тексте закона содержались принципы, определяющие целевые показатели развития той сферы, где действует конкретный закон. Ведь любой закон для государства есть способ управления и регулирования жизнедеятельностью общества. Следует признать целеполагание необходимым и важнейшим элементом в самом тексте любого законопроекта. В противном случае мы и дальше будем наблюдать беспринципность и бесцельность наших законов.

Одновременно необходимо разработать стратегию правового развития Российской Федерации, чтобы она соответствовала объективным закономерностям общественного развития, была нацелена на конкретный результат. Для этого вначале должна быть разработана модель развития общества и его составных элементов. Любой закон, не решающий проблему стратегического характера, не даст много пользы для реального дела.

В процессе правового исследования нельзя не применять общенаучные методы познания. Эти методы применяются часто без осмысления факта их применения.

Чаще всего используют методы анализа и синтеза, нацеливающие на условное или реальное разложение единого объекта на составные части, выявление их роли в составе целостного объекта, их особенностей с целью познания строения и принципов функционирования изучаемого объекта. Затем полученные данные сводятся в единую картину, отражающую единство объекта. На основе полученных данных появляется идеальная модель изучаемого объекта. Так можно, например, изучать строение бюджета как отдельно функционирующего фонда денежных средств и роль каждого его элемента.

Достаточно полную картину о роли анализа и синтеза применительно к правовым явлениям дал известный ученый 19 века Н.К. Ранненкампф.[13] В частности, он указал, что анализ и синтез позволяют изучать внешние и внутренние стороны явлений. Анализ как метод разложения призван исследовать частные положения и от них восходить к общим положениям. Он разлагает определенное явление на его элементы и в каждом стремится найти связь с последующими и предыдущими явлениями. Синтез восстанавливает целостность явления, исходит из общих, существующих положений и из них выводит другие положения, необходимые следствия. Он определяет положение правового явления в общей системе. Синтез вносит единство в невообразимую массу фактов. Эти два метода неотделимы друг от друга.

Однако, учитывая, что в финансовом праве единичных, уникальных объектов очень мало,[14] возникает задача изучения близких по содержанию или повторяющихся явлений. Тот же бюджет является ежегодно повторяющимся явлением. Поэтому требуется задача обобщения информации, выделения значимых повторяющихся информационных показателей, на основе чего формулируются закономерности изменения[15] и развития объектов исследования, свидетельствующие об устойчивой взаимосвязи признаков, присущих этим объектам.

Таким образом, например, была выделена сущность бюджета как определенного инструмента, посредством которого государство формирует для себя достаточный объем финансовых ресурсов для выполнения своих функций. На основе этого сущность бюджета характеризуется как экономическая категория, отражающая совокупность однотипных отношений, складывающихся между публично-правовым образованием и населением страны по поводу образования, распределения и потребления централизованного фонда денежных средств, необходимого для реализации сущности самого государства в лице его публично-правовых образований. Слово «категория» означает термин, отражающий наиболее важный признак (или ряд признаков) анализируемого явления.

Есть еще методы моделирования, прогнозирования, которые позволяют на основе познанных закономерностей построить комплексную картину путей совершенствования объекта правового обеспечения. Причем оптимальная модель предполагает определение критериев сопоставления лучших и устаревших способов регулирования определенных отношений. К общим методам познания относится метод сравнения, который в сфере права трансформируется в сравнительно-правовой метод. М.Н. Марченко также в числе общих методов называет метод системного и структурного подходов и др.[16]

В рамках общенаучных методов есть смысл выделить методы, базирующиеся на философских учениях. Профессор К.С. Бельский выделяет следующие философские методы познания финансового права: историзма, системности, сравнительный метод, диалектический и логический методы. По мнению К.С. Бельского названные методы обладают универсализмом, способствуют поиску истины, проявляют свое действие косвенным образом через совокупность специальных методов познания.[17]

Однако полагаем, что философские методы познания не могут находиться от исследователя в заоблачной выси. Он учитывает их при выборе цели исследования, определении элементов механизма исследования. Эти методы определяют, точнее, одухотворяют процесс познания и являются исходными положениями для решения стратегических вопросов исследовательской деятельности.

Из числа философских методов по традиции чаще всего указывают на материалистический метод, обязывающий учитывать объективную природу открытых ученым закономерностей. Материалистический метод требует учитывать в исследовании определяющую роль экономических основ, выявлять роль природы в контексте ее взаимосвязи с обществом, отражать в научных трудах все возрастающую роль экологических проблем и т.д. Материалистический метод в познании предполагает признание источника знаний как существующего вне сознания.[18] Именно материалистический метод обязывает нас учитывать роль интересов в анализе финансово-правовых явлений, которые отражают реальные потребности субъекта в праве. Этот фактор имеет огромное значение для понимания всего механизма финансовой деятельности государства и предмета финансового права.

Материалистический метод противостоит идеалистическому методу, базирующемуся на признании приоритета сознания над материей. Идеализм также базируется на признании факта сотворения мира Создателем. Многие явления в мире осуществляются в силу воздействия материальных начал в мире. Но почти всегда они имеют своим истоком поставленную человеческим сознанием задачу, предполагают наличие сильной воли у людей, а также другие субъективные основания. Применительно к сфере права материализм трактует право как следствие реализации классовой борьбы или как отражение экономических интересов. Идеалист В.С. Соловьев наоборот трактует право как явление, имеющее идеальную сущность, предопределенное Богом целеполагание.[19]

В исследовании финансово-правовых явлений важно учитывать и то, и другое, как это имеет место в реальности. Как бы ни пытались объяснить проблемы нецелевого использования бюджетных средств и другие правонарушения в финансовой сфере причиной непроработанности правовых норм, слабой организацией определенной деятельности, после устранения таковых причин проблемы воспроизводятся в новом контексте. Настоящей причиной воровства из бюджета и других негативных явлений есть душа человека, которая нацелена на получение богатства. И если она таковая, то этот человек будет искать способ украсть, а другой человек будет вечно искать способ перекрыть каналы воровства. Пожалуй, право здесь не решит проблему во всей ее полноте. Право только сможет упорядочить способы противодействия воровству, дать критерии самого правонарушения, определить ответственность и т.п. Но намного важнее добиться, чтобы человек не хотел воровать. Этот вопрос можно решить за пределами права. Вера человека в Бога является колоссальным орудием совершенствования и самого человека, и той среды, в которой он окажется.

Ведущая роль в познании финансово-правовых явлений принадлежит диалектическому методу.[20] По причине недооценки этого метода в ряде правовых исследований нельзя признать высокой роль финансово-правовой науки в деле влияния на достижение конечных результатов – решение проблем общества. Диалектический метод предполагает осуществление исследования явлений через изучение борьбы и единства противоположностей, через развитие, утверждение нового в победе над старым.[21] Развивая последовательно свою мысль, ученый способен увидеть весь мир в единстве. Диалектический метод ориентирует исследовательскую деятельность ученого на анализ явлений в процессе движения, которому подвержены природа, общество и само сознание. Использование диалектического метода обязывает исследователя ориентироваться на познание правовых явлений в их развитии, взаимосвязи с другими явлениями, на выявление внутренних противоречий как движущих причин развития.

Применительно к вопросам финансового права проявление диалектического метода осуществляется (осознанно или неосознанно) в каждом конкретном виде финансовой деятельности государства и муниципальных образований. Речь идет, например, о противоречии интересов различного уровня в межбюджетных отношениях, о сочетании организованных и стихийных начал в регулировании инвестиционных отношений, о постепенном совершенствовании финансового законодательства, в результате чего создается новое качество правового обеспечения определенных процессов и др.

Относительно методологии теории финансового права, как набора своеобразного инструментария осмысления определенных проблем, диалектический метод предполагает способ развития теории. Это означает не просто замену одних знаний другими знаниями, а сохранение того ценного, что уже наработано теорией, поскольку теория финансового права является сгустком, систематизацией знаний о предмете познания. Вместе с тем, методология позволяет увидеть то, что не увидели другие исследователи. Методология, ориентируясь на учет диалектики изменений, направлена на способы анализа новых обстоятельств, на построение новой все более совершенной системы знаний. При этом, старое знание, говоря гегелевским языком, «снимается» (включается в новое знание в переработанном виде) содержанием новых знаний, и так до бесконечности. Из сказанного вытекает и другой вывод о том, что любое научное построение когда-нибудь будет заменено новой уточненной, добавленной или абсолютно иной концепцией.[22] Важно учесть, что научная картина действительности, как и сама действительность всегда находится в движении.

К сожалению, иногда можно наблюдать ситуацию, когда ученые считают свои достижения в науке единственно верными, и в силу этого не принимают новых подходов и других точек зрения, что может породить определенную монополию на истину. С другой стороны, сторонники новых подходов могут отвергать все предшествующее, без учета того, что еще продолжает работать, реально отражает правовые явления и главное – дает практическую пользу. Можно отметить, что именно диалектический метод пока еще ищет дорогу в теории финансового права.

Таким же примером диалектики двух типов интересов выступает форма государственно-частного партнерства, а также частно-государственного партнерства, в зависимости от того, кто к кому присоединяется. В настоящее время в силу экономических потребностей государство применяет новые формы такого сотрудничества с бизнесом. Речь идет, например, о предоставлении государственной гарантии по облигационным займам.[23]

Особо важное значение в исследовании финансово-правовых явлений имеет системный метод, который позволяет рассматривать все явления в их взаимосвязи, выявить факторы, обусловливающие появление причин отдельных явлений, и пути их развития.[24] Именно этот метод позволяет получить наиболее продуктивные результаты в теоретических изысканиях и в практической деятельности. В этом аспекте заслуживает внимания высказанное Д.В. Винницким мнение о том, что «финансовое право не может быть признано эффективно функционирующей системой ни в качестве отрасли права, ни в качестве науки…».[25] Причиной такой оценки справедливо названо отсутствие системности в финансовом праве, что должно проявляться в ее принципах, понятиях, правилах.

Огромное, неоценимое значение имеют взгляды А.И. Худякова на понимание финансового права как системы взаимосвязанных и взаимообусловленных правовых элементов по определенным правовым критериям.[26] Он также указал на отсутствие системности в теории финансового права, показал, что признаваемый в большинстве случаев предмет финансового права как отношения, возникающие в процессе финансовой деятельности государства и муниципальных образований, не соответствует ряду конкретных групп отношений. Банковские, страховые отношения и ряд других, по мнению А.И. Худякова, не относятся к финансовой деятельности публично-правовых образований.[27] В освоении указанного метода в теории финансового права заслуживают внимания взгляды П.С. Пацуркивского, который обоснованно рассматривает право как особое явление, наличие системности для которого выступает атрибутивным признаком финансового права. [28]

Имеет особую актуальность применение системного метода к осмыслению всей совокупности элементов финансового права, выступающих одновременно финансово-правовыми инструментами государственного управления. Для этого необходимо в рамках государственного управления разработать стратегию приведения порядка применения каждого из финансово-правовых механизмов в соответствие с целями финансовой деятельности государства, а всех вместе взятых - с сущностью самого государства и целями государственного управления.

Помимо названных методов в науке финансового права также выделяются специальные научные методы. Так, К.С. Бельский указывает исторический, формально-догматический, сравнительно-правовой, финансово-социологический методы, которые имеют свои истоки в общенаучных методах познания. Особая роль автором отводится «методологическому квадрату» как взаимосвязанной группе методов правового анализа.[29]

Большое значение в содержании методологии имеют принципы, которые в системе элементов методологии исследования правовых явлений ориентируют на применение системности, историзма, комплексности.[30] Кстати, их следует отличать от принципов правового регулирования определенных отношений, которые выступают как оформленные правила деятельности, определяющие содержание правовых норм.

В сфере финансового права часто недооценивается принцип комплексности, предполагающий анализ определенного явления не только с позиций права, но и социологии, экономической теории и других сопредельных наук. На практике под комплексностью нередко понимают всего лишь как попытку всеохватности изучаемых фактов, что недостаточно для правильного его использования, ибо не обеспечивается целостность видения объекта изучения. Наука финансового права должна в большей мере задействовать результаты других наук и опираться на них.

Основные элементы методологии в сфере финансового права предопределены характером самого объекта, каковым выступает комплекс взаимосвязанных финансово-правовых механизмов, являющихся одновременно инструментами государства в реализации целей государственного управления.

Не меньшее значение имеет субъективный фактор, подразумевающий учет специфики мировоззрения самого исследователя, его интересов в результатах познания.

Кроме того, как справедливо указывает Д.И. Дедов, в методологии немалую роль играют интуиция и исследовательский опыт ученого.[31] В процессе решения определенных правовых проблем исследователь может применять тот или иной метод анализа, выбирать шкалу ценностей в зависимости от своего мировоззрения, сложившихся взглядов.

Поэтому крайне трудно, если не сказать невозможно, добиться полной объективности в получаемой картине исследования, поскольку на процесс анализа изучаемых явлений всегда оказывают своеобразное «давление» как внешние обстоятельства, так и внутренний мир исследователя. Они порой незаметно даже для самого исследователя корректируют направленность результатов. На результаты исследования может оказывать воздействие также желание и наличие воли исследователя достичь поставленную цель – постигнуть истину и применить при этом весь инструментарий методологии. Последний показатель, к сожалению, встречается не всегда в современной научной среде.

Поскольку есть различия внутреннего мира у каждого исследователя для достижения объективных научных результатов важно сохранять конкурентность взглядов в научной среде и обеспечивать запрет на присвоение права на истину для любого ученого, независимо от былых заслуг и регалий.[32] При научных спорах нередко в качестве критерия для подтверждения своих взглядов выбирают одну из цитат определенного крупного ученого, забывая о привязке содержания цитаты к тем условиям, в которых формулировалась позиция предшественника. Поэтому важно это делать в комплексе.

Кроме того, на содержание научного мышления исследователя порой определяющее влияние оказывают внешняя среда, общественный строй, форма государства, структура и состояние общества. Применительно к факторам общественного строя и другим социальным факторам усилия мыслителей направлены, как правило, на совершенствование отдельных групп системы правовых отношений, не затрагивая проблематику оправданности самого строя.

Важно учитывать, что содержание методов познания находится вне сознания человека, поскольку оно объективно присуще внешней среде, самим предметам познания, которые выступают объектом для исследователя. Это вытекает из того, что знание есть информация, поступающая об объекте познания. А человеческое сознание манипулирует информацией, раскрывает содержание отношений внутри объектов познания и между ними, формируя тем самым закономерности. Таким образом, результаты исследования могут быть субъективны по способу своего появления, но должны быть объективны по своему содержанию.[33]

Многие исследования проводятся для достижения лучших практических результатов. С точки зрения последних нередко оправданность любой теории, применимость ее на практике объясняется наличием полезных результатов в ходе ее внедрения. Пока существующая система взглядов помогает решению проблем жизнедеятельности людей – эти взгляды не подвергаются пересмотру. Действует принцип: зачем ломать то, что дает хорошие результаты. Но появляется внешний или внутренний фактор, в том числе психологический, который нарушает состояние прежнего равновесия, и начинаются процессы неудовлетворения существующими оценками, поиск новых подходов.[34] Такое объяснение роли и особенностей методологии вытекает из практических потребностей, поскольку любая наука призвана обеспечить потребности людей в получении информации об окружающем мире, потребности улучшения условий жизни и т.п. Но если научные методы познания по своей сущности меньше зависят от текущих потребностей жизни, то конкретные теоретические построения, которые базируются на определенной манипуляции научными методами, такую зависимость испытывают больше.

Как правило, старые взгляды признаются в основном до того момента, пока они помогают на практике достигать результатов. Отказ от устаревшей теории осуществляется при отсутствии полезных результатов ее реализации. Но в большей степени пересмотр происходит в силу появления новых фактов, событий, которые не укладываются в рамки прежней теории, или когда удается дополнительно увидеть то, что не смогли увидеть другие исследователи. По этому поводу классик в области философии права П.И. Новгородцев отметил: «Жизнь выше теории…».[35]

Возможна также ситуация, когда удается по-новому посмотреть на известные факты и увидеть то, что не смогли заметить предшественники. Решающая роль при этом зависит от того, как смотреть на эти факты, на что ориентироваться, какую методологию применять. Чем более последовательно и глубже изучает исследователь определенные явления, выявляет взаимосвязи между ними, тем быстрее он обнаружит суть этих явлений.

О роли внешней среды и практической обусловленности теоретических взглядов может, например, свидетельствовать понимание предмета финансового права. В частности, в сфере финансового права понимание ее как фондовой теории, а на основе этого рассмотрение предмета исключительно через призму регулирования отношений по поводу формирования, распределения и потребления централизованных и децентрализованных фондов денежных средств было оправдано в период, когда только у государства были такие фонды в централизованном и децентрализованном виде. В условиях господства рыночной экономики, когда ряд финансовых институтов функционируют на основе частной формы собственности, требуется новый подход к пониманию предмета финансового права, учитывающий сохраняющиеся характеристики прошлого понимания предмета финансового права и соответствующий новым реалиям современности.

Таким образом, методологическая основа исследования финансово-правовых явлений включает в себя комплекс научных методов и принципов познания финансово-правовых механизмов, а также реализации финансовой деятельности государства, и позволяющая получить объективную модель состояния и перспектив совершенствования финансово-правового регулирования, нацеленного на эффективное решение социально-экономических проблем общества. В целом методология финансово-правовой науки обусловлена содержанием самой науки, объектом познания, целями исследования.

Библиография:

1. Бельский К.С. Средства познания финансового права // Право и государство: вопросы теории и практики. - 2011. № 3.

2. Бельский К.С. Философские методы познания финансового права // Право и государство: теория и

практика. - 2010. № 12.

3. Бельский К.С. Введение в методологию финансового права. Часть 1. Эпистемология как учение о

финансово-правовых знаниях // Право и государство: теория и практика. - 2014. № 1.

4. Бельский К.С. Специальные научные методы познания // Право и государство: теория и практика. 2011. № 2.

5. Богданова Н.А. Система науки конституционного права. - М., 2001.

6. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – 3-е изд. – М.:

Юриспруденция, 2000.

7. Ильенков Э.В. Диалектическая логика: очерк истории и теории. – 2 изд., доп. – М.: Политиздат, 1984. –

8. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. – М.: Издательство «Прогресс», 1991.

9. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. –

Том 1. Теория государства. – М.: Издательство «Зерцало», 1998.

10. Соловьев В.С. Спор о справедливости: Сочинения. – М. ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Харьков, Изд-во

«Фолио», 1999


[1] Понятие «познание» рассматривается как «Исторически развивающийся процесс достижения достоверных знаний о финансовом праве с помощью определенных средств и действий познающего субъекта», пишет К.С. Бельский. См. Бельский К.С. Средства познания финансового права.// Право и государство: вопросы теории и практики. 2011. № 3. С. 69. Таким образом, исследование реализуется отдельным человеком, а познание представляет собой общий процесс построения научной картины.

[2][2] Здесь следует разграничить практику стремления к получению прибыли любым путем, на что нацеливает науку нецивилизованный бизнес, от практики учета потребностей всего общества, включая интересы бизнеса.

[3] Новгородцев П.И. Об общественном идеале. – М., Издательство «Прогресс», 1991. С.526.

[4] См. об этом: Дедов Д.И. Юридический метод: научное эссе. - М.: "Волтерс Клувер", 2008.

[5] Автор не ставит задачу негативной оценки применения лишь одного из методов познания. Ничего плохого в этом нет. Главное, что заявленный метод действительно работал и обеспечивал должные результаты.

[6] Следует иметь в виду, что в практике правового регулирования и осуществления экономической деятельности часто понятие «методология» используется как набор методов, приемов осуществления определенной деятельности. Это касается, например, установления единой методологии бюджетной классификации Российской Федерации и бюджетной отчетности, а также единой методологии бюджетного учета, методологии бухгалтерского учета и др. В отличие от методологии познания, которая направлена на формирование мышления, названная методология носит прикладной характер.

[7] См.: Богданова Н.А. Система науки конституционного права. М., 2001. С.35.

[8] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – 3-е изд. –М.: Юриспруденция, 2000. С. 16.

[9] Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. – Том 1. Теория государства. – М.: Издательство «Зерцало», 1998. с.21.

[10] В этом плане важно разграничивать понимание метода в различных смыслах. Так, есть необходимость в теории финансового права различать, например, метод системности как способ познания правовых явлений и метод системности как способ упорядочения полученных знаний об изучаемых объектах. В реальности первый метод нередко подменяют вторым.

[11] Бельский К.С. Введение в методологию финансового права. Часть 1. Эпистемология как учение о финансово-правовых знаниях.// Право и государство: теория и практика. 2014. № 1. С. 108-116.

[12] Бельский К.С. Введение в методологию финансового права. Часть 1. Эпистемология как учение о финансово-правовых знаниях.// Право и государство: теория и практика. 2014. № 1. С. 108.

[13] Ранненкампф Н.К Очерки юридической энциклопедии. Изд. 2-е испр. и доп.- Киев, С.-Петербург. Изд. Н.Я. Оглоблина. 1880. с. 240

[14] Каковым, например, можно назвать Фонд накопления в структуре бюджета, да и то только для практики бюджетной деятельности российского государства, учитывая, что аналогичные фонды имеются в ряде других стран.

[15] Чем более общая картина вырабатывается аналитиком, тем быстрее он способен обнаружить определенные закономерности.

[16] Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. – Том 1. Теория государства. – М.: Издательство «Зерцало», 1998. с. 26.

[17] Бельский К.С. Философские методы познания финансового права.//Право и государство: теория и практика. 2010., № 12. С. 51-61.

[18] Согласно В.И. Ленину, «материя» как философская категория отражает объективную реальность, «которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них». В.И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 18., с. 131.

[19] См.: Соловьев В.С. Спор о справедливости: Сочинения. – М. ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Харьков, Изд-во «Фолио», 1999 – 864 с.

[20] Для тех, кто хочет понять диалектический метод и научиться использовать его в своей деятельности см.: Ильенков Э.В. Диалектическая логика: очерк истории и теории. – 2 изд., доп. – М.: Политиздат, 1984. – 320с.

[21] Диалектика, согласно позиции Г. Гегеля, пронизывает весь мир, базируется на единстве и тождестве противоположностей, выступает как процесс, порождающий новое противоречие. См.: Философия (полный курс):Учебник для студентов высших учебных заведений/ Под ред. проф. А.Н. Ерыгина – Москва: ИКЦ «Март, Ростов н/Д. 2004. с. 375.

[22] Изучая тенденции развития тех или иных общественных отношений во всем многообразии их взаимосвязей, вскрывая имеющиеся и возникающие противоречия в процессе их развития, исследователь придерживается научной, общефилософской методологии познания действительности. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть (отв. ред. - Е.А. Суханов). - М.: "Волтерс Клувер", 2008.

[23] http://www.expert.ru/news/2010/03/03/zsdgarant/

[24] См.: Садовский В.Н. Система // Философский энциклопедический словарь. М., 1989.

[25] Винницкий Д.В. Финансовое право: хаос или система./ Система финансового права: материалы Международной научно-практ. конф. 27-28 мая 2009. Одесская национальная юридическая академия. – Одесса: Феникс. 2009. С. 34.

[26] Худяков А.И. Критерии формирования системы финансового права// Система финансового права: материалы Международной научно-практ. конф. 27-28 мая 2009. Одесская национальная юридическая академия. – Одесса: Феникс. 2009. С. 133.

[27] Худяков А.И. Критерии формирования системы финансового права// Система финансового права: материалы Международной научно-практ. конф. 27-28 мая 2009. Одесская национальная юридическая академия. – Одесса: Феникс. 2009. С. 133.

[28] Пацуркивский П.С. Основные типы парадигмальных подходов к систематизации позитивного финансового права// Система финансового права: материалы Международной научно-практ. конф. 27-28 мая 2009. Одесская национальная юридическая академия. – Одесса: Феникс. 2009. С. 113.

[29] Бельский К.С. Специальные научные методы познания.//Право и государство: теория и практика2011.№ 2. С. 55-69.

[30] См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. – Том 1. Теория государства. – М.: Издательство «Зерцало», 1998. с. 22-23.

[31] Дедов Д.И. Юридический метод: научное эссе. - М.: "Волтерс Клувер", 2008.

[32] Конечно, следует отдавать отчет, что не все исследователи способны в равной мере достигать высокого уровня познания мира.

[33] Блестяще сказал об этом К.С. Бельский, который рассматривает не только этапы процесса познания, но и дает оценку ему как целостной системе. См.: Бельский К.С. Введение в методологию финансового праа. Часть 2. Познавательный процесс как системное явление.// Право и государство.2014. № 2 с. 89-96.

[34] Можно предположить, что, если бы в мире вокруг СССР были бы страны по уровню развития как Эфиопия и им подобные, все считали бы СССР самой образцовой и никакой бы перестройки не допустили бы.

[35] Новгородцев П.И. Об общественном идеале. - М., Издательство «прогресс». 1991. С. 18.


4753476225279001.html
4753506085325304.html
    PR.RU™